Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

 

ПРАВОСЛАВНЫЕ, БИЛЛ КЛИНТОН
И ТРАМВАЙ «ЖЕЛАНИЕ»

       Не успел скорсезный фильм осквернить душу россиян сексуальной патологией на божественные темы и отгреметь десятками заказных огнедышащих памфлетов в поддержку "конгениального шедевра", как на помощь ему в район Чистых прудов прибыл голубой трамвай "Желание" (распропагандированный а российских МЕДИА передвижной пункт "Организации бесплатных консультаций общественного совета по репродуктивному здоровью нации" — прим. авт.). В нем уместились самые передовые люди нашего времени — планировщики семьи (в сторону, конечно же, ее сокращения, с девизом — "желанный ребенок — в желанное время", а нежеланный, стало быть,— к уничтожению контрацептивами?): психолог и гинеколог, а также некоторые другие теоретики и практики полового ренессанса.

       Трамвай ехал вдоль пруда и охотно раскрывал двери для всех "желающих". А они были. Приглашенные девушки из ПТУ № 52 входили поначалу с напряжением, озираясь, но видя, что их встречают добрые и взрослые друзья, заметно расслаблялись, переставали комплексовать и выкладывали начистоту все наболевшее: "А правда, что СПИДом можно заразиться, когда целуешься?.. "Ой, а расскажите, какие таблетки есть для девушек?" и т. д. и т. п. "А почему говорят, что лучше аборт делать, когда прошло больше времени?.."

       Эти практичные и деловые вопросы постепенно перерастали в апофеоз полного взаимопонимания. Раскрепостившаяся молодежь решительно приходила к выводу, что будущее страны и новый планетарный порядок немыслимы без радости безопасного секса и свободы от занудной и ханжеской нравственности религиозных кликуш всех мастей. Зачем терпеть, если хочется? Развлекайся и предохраняйся, это цивилизовано и общепринято.

       Для продвижения этих благих идей в поддерживающей трамвай прессе параллельно были опубликованы монолитные и бьющие на эмоции статьи о сотнях тысяч юных обитателях приютов, двух миллионах подростках, выброшенных на улицы мегаполисов и чуть ли не повально страдающих сифилисом, астрономические цифры абортов. Но какие выходы из сего кризиса предлагаются?

       Оздоровление, планирование, сексуальное просвещение.

       А конкретно-то что, господа? Методички-то ваши уже достаточно известны и если что и вызывают, так только ужас от довлеющего в них цинизма.

       Конечно, если сексуальные "просветители" вкупе с поддерживающими их позицию средствами информации желают развить у юношей и девушек здоровое чувство христианской стыдливости и целомудрия; выработать взаимные уважение и такт; если они намерены взрастить в школьниках прекрасное желание хранить себя в целомудрии и чистоте, дабы не осквернить свое будущее семейное счастье беспорядочными добрачными связями; если апологеты искренно стремятся, чтобы подростки ознакомились — через введение в школьные занятия предмета Закона Божиего хотя бы и на факультативной основе — с традиционной православной духовностью и ее нравственными, созидающими душу и тело императивами; если, наконец, они станут прививать учащимся любовь (а не ненависть) к Православной Церкви — тогда все было бы в порядке и такое воспитание, несомненно, принесло бы большую пользу в донельзя расшатанную подростковую нравственность.

       Но нет — современное секулярное общество решает проблему полового воспитания явно по-своему, угоднически склоняясь к психоанализу Зигмунда Фрейда. Бездуховное учение этого философа построено на признании онтологического темного сексуального начала (включающего в себя, как нечто естественное, и сексуальные извращения) в природе человека. Homo sapiens рассматривается фрейдизмом как сложное животное с неуправляемым половым инстинктом, который играет определяющую роль в жизни людей и подчиняет себе как общественную, так и личную мораль. Христианству при такой раскладке, увы, места в системе общественных ценностей уже никакого не остается.

       В мрачном свете психоанализа адепты "полового воспитания" собираются учить наших ребят — будь им тринадцать или пятнадцать лет — "цивилизованному" обращению с "партнером" или "партнершей".

       В двух словах, вся практическая часть "полового воспитания" будет состоять, в основном, в наукообразном и доверительно-глумливом объяснении того, как и для чего пользоваться предохранительными и противозачаточными средствами, а также в наглядной демонстрации технической стороны того "непростого" дела — через видеосредства, муляжи, а также красноречивую мимику, откровенные жесты, развеселые анекдоты и т.д.

       Что касается теории, то она, в свою очередь, вместит в себя лукавые и циничные рассуждения о пользе "сексуальной свободы", о необходимости "высвобождения полового чувства из ханжеских оков тысячелетнего застоя", о физиологически полезной и желательной практике внебрачных связей с непременной перспективой оправдания и эстетизации однополой любви. Вот и все.

       В рассуждениях секс-воспитателей полностью отсутствуют такие понятия, как грех, стыд, целомудрие, девственность, верность.

       Вся проблематика хранения себя в чистоте для будущего брака снимается — как будто ее никогда и не было. Оказывается, в принципе, влолне нормально вступать в интимные связи в школьном возрасте как друг с другом, так и с кем попало. Правда, здесь мудрые апологеты "полового воспитания" заботливо предупреждают детей: "Будьте осторожны, дети! Выбирая партнера, предохраняйтесь!"

       О том, что блуд однозначно приводит человека в состояние исступления и форменного безумия — молчание. По поводу контрацептивного вмешательства как формы убийетва плода в самый момент его зачатия — могильная тишина. Зато сколько же у этих "учителей", психологов и гинекологов апломба, сколько амбиций, организованного шума и квакерских аплодисментов в газетах, сколько октябрьско-революционной убежденности в своем превосходстве и уверенности в близкой победе!

+ + +

       А в это самое время в другом месте, уже не в трамвае, а в уважаемой государственной структуре группа серьезных людей рассматривала серьезный вопрос — как вытянуть российскую экономику из кризиса и обеспечить ей устойчивость и процветание. В группу входил и известный кинорежиссер, С. Говорухин, который снял в свое время фильм "Так жить нельзя". Если помните, фильм начинался с информации об изнасилованной и убитой девочке-подростке и видеозаписью судебного процесса над насильниками, молодыми и смеющимися ублюдками, которые, кажется, в большинстве своем сумели каким-то образом избежать заслуженного наказания. Этот страшный факт насилия весьма характерен для нашего перестроечного периода, когда разврат практически становится нормой гражданского поведения.

       Распространение порноэротики сделало массу российских подростков в одночасье неуправляемыми, высвободив из глубины их еще неутвержденной и ломкой души дикий инстинкт сексуальной агрессии и патологической развязности. На их духовный склад, сформировавшийся во многом за счет генов с дурной наследственностью нескольких поколений, десятилетиями живших во мраке богоборчества, наложилось еще и растленное влияние поощряемого разврата. И вот из подростка рождается подлинный монстр-ницшеанец, готовый на все.

       Между тем маститый, но, очевидно, неверующий режиссер (верующий человек не может относиться по принципу беспредельного компромисса и пренебрежения к библейским запретам на блуд), вместо того, чтобы попытаться решить наболевшую проблему методом искоренения непосредственных причин, порождающих порок в обществе (а именно: порнобизнес со всеми его структурами, организаторами и исполнителями; соответствующие статьи закона, где пропаганда и распространение разврата находят себе лазейки) и оздоровления нравов населения с помощью Церкви, подходит к ней по какой-то причине приблизительно так же, как и судьи из убийц — потрафляюще, и предлагает не уничтожить сей сверхпреступный для традиционной нравственности "бизнес", а просто взять и обложить его высокими налогами. Не удушить, а именно обложить! Ведь от них и прибыль в казну, и возможность получать наслаждение тем, кто пользуется услугами легального секса.

       "По моим данным,— говорит режиссер-патриот,— американцы ежегодно вкладывают миллиарды долларов в приобретение продукции и услуг сексуального характера. А чем мы хуже? Кое-что человеческое нам чуждо?" ("Деловой Вторник", вып. № 27) Вот так решаются проблемы серьезными людьми — по-мужски, в тесной компании, во дворе, под грибком, разделывая партию в домино с закуской.

       А слышал ли г-н Говорухин, ставя всем нам в пример "сексуально продвинутое" американское общество (а ведь до смерти вся эта демагогия уже надоела!), что Президент США Б. Клинтон еще в 1996 году (нижеследующие данные взяты из газ. "Радонeж", № 18 с. г.) принял поддержанный Конгрессом закон, именуемый "Акт упорядочивания личной ответственности и дееспособности" сроком на пять лет ие^жегодным финансовым обеспечением в 50 млн. долл. для реализации т. н. "образования вoэдepжaнuя"? Этот термин — введенный американцами специально для ясности всем любителям безопасного секса — включает образовательные или мотивационные программы, которые будут осуществляться в среде подростков и юношества для пропаганды: воздержания от секса вне брака как ожидаемого эталона для школьников всех возрастов; воздержания от сексуальной активности как единственного способа избежать внебрачной беременности, болезней, передаваемых половым путем, и других броблем со здоровьем.

       Программы учат американских юношей и девушек — именно в тот самый момент, когда на Чистых прудах мы слышим перестук колес пресловутого трамвая — важности достижения зрелости личности до вступления в сексуальные отношения; учат, что зрелые, преданные и моногамные браки — эталон человеческой сексуальной жизни; учат также социальным, психологическим и физиологическим преимуществам, достигаемым с помощью воздержания от сексуальной активности до вступления в брак; обучают и тому, как отказываться от вовлечения в сексуальные отношения (заметьте, здесь нет ни единою слова о т. н. "безопасном сексе" — примм. авт.). Вы представляете?

       Нe является ли этот закон нормальной, долгожданной н наболевшей реакцией лучших представителей американского общества на пагубные последствия национальной порноиндустрии? А ведь американцы слывут практичным народом и, думается, надо было грянуть грому, чтобы подобный закон о поддержке целомудрия и девственности был утвержден сверху для всех штатов, не так ли? И так хотелось бы в этой связи услышать, наконец, от наших профи по госрегулированию и контролю оборота продукции сексуального характера: "А мы чем хуже?" Да только вряд ли. Страну-то надо из кризиса выводить. А люди что — их как развращали, так и будут развращать, хотим мы этого или не хотим — так что пусть порнодельцы богатеют, только чтоб и нам всем кое-что от них перепало — натурой там или налогами, неважно.

       Особо омерзительно, когда разговоры в этой среде начинают так или иначе вращаться вокруг вопроса о легализации публичных домов. А что! — со знанием дела утверждают апологеты купли-продажи живого товара, которым уже все стало до "красного фонаря",— ведь они и до революции были!

       Да, это излюбленный аргумент тех, кому "ничто человеческое не чуждо". Но в том-то все и дело, что публичные дома в России появились в период утверждения капитализма с его торгашеским бездушным менталитетом ("все покупается и продаетгя") и либерально-демократической предреволюционной вакханалии, когда православная Империя была уже не в силах остановить начавшийся процесс всенародного богоотступничества и нравственной деградации.

       Позорные же дома терпимости стали лишь одним из печальных следствий торжества материалистической земной морали с ее культом маммоны и открытым глумлением над христианскими ценностями и богозданной человеческой личностью.

       Так что обидно за автора фильма. Уж он-то, казалось нам, зрителям, все понимает. А получается, что закон, за который режиссер ныне так борется, будет и впредь провоцировать и множить трагедии насилия и нравственного разложения молодежи и народа в целом, о чем, собственно, и говорит его фильм. Но констатация чего-либо, как мы теперь убедились — вовсе еще не борьба. Чтобы бороться — надо людей любить и даже жизнь полагать за них, как требует Господь, и искать достойные выходы из положения, а не грязными деньгами "улучшать" нашу и без того бедовую жизнь.

+ + +

       Однако беда не приходит одна. В связи с витающей в воздухе сексуальной тематикой возник — на этот раз в радиоэфире — вездесущий лидер ЛДПР В. Жириновский, который, как оказалось, также активно интересуется личными проблемами россиян и желает преподнести им свой универсальный проект-панацею.

       Так, 27 ноября 1997 г. в интервью программе "Яблочко" "Русского радио" он неожиданно раскритиковал как феномен проституции, так и сами контрацептивные средства, ужаснув поначалу всех планировщиков семьи с их противозачаточными идеями и обнадежив сторонников традиционной христианской духовности. Однако взамен всего этого неформальный лидер взял да и предложил... однополый секс, безапелляционно заявив, что, по его мнению, он является-де и безопасным, и во всех отношениях полезным для здоровья. "Это,— сказал г-н Жириновский,— средство удовлетворения естественных потребностей, не размножаясь. На земле ресурсов для приличной жизни хватит на миллиард людей. Нас же скоро будет более 10 млрд. Что же делать?"

       "Однополый секс,— продолжал сей теоретик-новатор, желающий стать в обозримом будущем Президентом России и миллионов ее православных граждан,— это лучше, чем контрацептивы, стерилизация и ханжеское воздержание. Кроме того, у нас женщин на 20 миллионов человек больше, чем мужчин,— как быть им? Разбивать чужие семьи, идти в проститутки? Однополый секс — хороший способ от истерии и других душевных болезней".

       "Ненормально, когда мужчина годами не удовлетворяет свои половые потребности. Петух за один день покрывает трех кур... Тысячи лет люди занимались однополым сексом. На Западе уже заключаются браки между людьми одного пола. Это нормально".

       Что сказать на это! Все здесь перевернуто с ног на голову, торжествует сплошная профанация, заведомый обман (особенно no поводу "душевных болезней" и "нормальности" извращений) и зоологическое отношение к Библейским заповедям на гнусно-сатирическом уровне расхожего одесского сленга. Вся его богопротивная и развратная речь рассчитана только на обывательскую всеядную пошлость безбожной н одурманенной сексуальной пропагандой части русскоязычного населения.

       В Священном Писании — напомним — о мужеложниках и лесбиянках сказано однозначно и ясно:

       "...делающие такие дела достойны смерти" (Рим., 1, 32).

       Нe исключено, кстати, что г-н Жириновский, возможно, просто опередил движение по планированию семьи, высказав вслух его некие затаенные перспективные планы. В своей позиции по отношению Церкви к блуду и извращениям практически сомкнулся с КГБ и демпрессой". А ведь нравственность — крауегольный камень, по которому очень хорошо и предельно четко проверяется наша позиция к народу — любим ли мы его или относимся как к скотине. Нo даже скотина, насколько это известно, не поощряется на "безопасный секс".

+ + +

       А вдоль Чистых прудов едет и едет трамвай "Желание".

       Но вдруг — что это? Водитель внезапно делает резкую остановку: какие-то круглые, похожие на яйца, предметы, летят и разбиваются с неприятным запахом о трамвайную голубизну.

       Какое безобразие! Разгул средневековья! Кто посмел нарушить акцию сторонников нового планетарного мышления? Где представители порядка, которые должны обеспечить охрану сексуального движения, оздоровляющего нацию, и вызвать брандспойтную команду? Движение делает безопасным половую жизнь миллионов российских подростков друг с другом, освобождает детские дома от всех проблем, связанных с ненужными и лишними детьми путем контрацептики, сокращает излишки народонаселения, руководствуясь теорией великого Мальтуса, планирует и клонирует здоровое полупробирочное и полунастоящее сообщество людей, лишенных досадных атавизмов в виде ханжеского целомудрия и ущербной чистоты!

       Однако вслед за яйцами возникают "искаженные лица, взметенные в едином порыве кулаки..." ("Известия", 25.11.97). Так кто же это?

       "Эти люди называют себя патриотами, истинно русскими, православными,— пишет саркастический и негодующий автор статьи "По Чистым прудам на трамвае любви" в тех же "Известиях",— но до истинной веры им недостает самого главного — терпимости".

       Терпимость. Как хорошо. Потерпи и помолчи. Принявший Православие бард и поэт А. Галич писал когда-то:

       "Вот как просто попасть в палачи.
       Промолчи. Промолчи. Промолчи."

       Так вот — смотря что терпеть и смотря когда и сколько молчать. А не любите вы, г-жа журналистка, этих самых православных в данном случае за то, что Православие призывает не услаждаться пороками, а всеми силами бороться с ними, и нелицеприятно обличает многоразличные человеческие страсти, поддерживаемые враждебным Христу духом мира сего с его широкой пропагандой безразличия к традиционной морали и с повсеместным поклонением пороку. Вот оно в чем дело-то. Ведь правда? Ну вот.

       Кстати, о яйцах. Ими, действительно, кидаться нехорошо. Но постараемся все же простить этих православных людей. Против них и передвижные пункты в виде трамваев-броневиков, и несгибаемая поддержка бесстрашных журналистских заградотрядов, и исполненные боевого духа организации с их кадровыми когортами и фалангами по планированию, и, надо полагать, мощные финансовые средства по сексуальному "раскрепощению" детей и юношества. А главное — агрессивное и циничное упорство в отработке привозных программ для растления наших детей какой угодно ценой — плюс дерзкое глумление и издевательство над христианской моралью, которую кто-то смеет (конечно, себе же на горе, в конечном счете) в ослеплении называть невежеством и дикостью. Неужели страсть к разврату и баксам так стремительно перевешивает в иных людях их доброе человеческое начало? Ну, да это риторика.

       А для нас, православных, любая "грязь есть грязь, в какой ты цвет ее ни крась" (А. Галич).

       В заключение коснемся еще одного пассажа в этой же статье: "Чего бесятся, кричат? — недоумевает пожилая женщина, остановившись перед толпой..." (имеется в виду православный пикет — прим. авт.).

       "Господи, и как не надоело все криком брать,— усмехается она и идет дальше".

       Это — перл, через который автор старается убедить читателя, что народ-де горой стоит за безопасный секс и решительно осуждает православных интриганов. Более того, восклицание "Господи!" подчеркивает, по задумке автора, что мудрая женщина к тому же верующая и уж доподлинно знает, что к чему. И даже слово "бесятся" подобрано филигранно и с большим идеологическим подтекстом. Раньше такие образы любила рисовать заказная советская журналистика, создавая безусловно положительные имиджи пожилого рабочего, сталевара с дореволюционным стажем; преподавателей истории ВКП(б) как оракулов классовой истины и т. д.

       На Западе такие приемы тоже встречаются. Вот вам карикатура из одного журнала, рядом со статьей в защиту однополых браков. Идут, радостные и улыбающиеся, два "гея", то бишь "голубых", и держат за руки довольного, улыбающегося, кудрявого мальчика-крепыша. Все счастливы, светит солнышко, синеет небо с белым облаком. А сзади бежит тетя с красным носом и на кривых ножках из бесперспективного общества борьбы с однополыми семьями. "Семья" и ребенок недоуменно смотрят на злую и некрасивую тетю, замахивающуюся на них сумкой, похожей на авоську. А солнце — ну такое ясное. И вывод тоже вполне ясен, яснее некуда — за "геями" будущее.

       А теперь вернемся к варианту нашей, российской, тети-имиджа из статьи в "Известиях".

       Когда-то, в начале 70 гг., моя родственница, тогда еще совсем молодая девушка, любила носить длинную юбку. А была как раз развратная мода на мини — и почти все советские женщины отдали тогда ей дань, к явному удовольствию атеистического мужского населения. И она рассказывала, как однажды пожилые женщины-пенсионерки у подъезда — из тех, что "видели Ленина" — накинулись на нее с бранью: "Ишь что напялила на себя, ведьма! Другие девки как девки, все аккуратно в коротеньком ходют, а эта как богомолка или цыганка какая! Сымай, не срамись!"

       Так может быть эта пожилая женщина, опоздавшая по возрасту в трамвай "Желание", тоже видела Ленина с Зиновьевым в шалаше, носила скрипящую кожанку, сшитую народными умельцами из покрытия с экспроприированного барского дивана, и с огоньком работала в рядах воинствующих безбожников, приветствуя модный в 20-е годы свободный гражданский брак — революционный синоним нынешного блудного возбешения в камуфляже "безопасного секса"!

Священник Михаил Ходанов.


       Русский вестник № 46-48, 1997 г.
       Текст перепечатан из сборника «Русское самосознание», № 3 (171), март 1998 г.

       На заглавную страницу