Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

ВВЕДЕНИЕ

       (1)  Полное собрание Русских Летописей. Изд. Археограф. Комиссии, СПБ, 1856 г. Том VII, стр. 14.
       Дальнейшие ссылки приводятся по тому же изданию. Обратно в текст

       (2)  Ипатьевская Летопись. (И. Грабарь. «История Русского Искусства». Том I.) Обратно

       (3)  Приводим вкратце историю Суздальского княжества от Юрия Долгорукого до рождения Св. Александра Невского.

       Юрий Долгорукий ещё не был вполне Суздальским Князем. Киев всё ещё влёк его к себе. Он ушёл на юг и умер на Киевском столе. Иным был его сын — Андрей Боголюбский. Андрей родился и вырос на севере и всецело врос в северную жизнь. Оторванный от неё и принуждённый жить на юге, он скучал по северу. Ни Киев, ни усобицы князей не занимали его. Он думал там о Суздальской земле, где не было княжеских усобиц, где он мог спокойно княжить, созидая храмы и закладывая новые города. Посаженный отцом в Вышгород, он в 1155 г. без разрешения отца — «без отчей воли», тайком ушёл во Владимир, увезя с собою чудотворную икону Божией Матери, написанную Евангелистом Лукой, которая потом и прославилась на Руси под именем Владимирской.

       Андрей Боголюбский был первым князем с яркой волей к единодержавию: «Хотя самовластец быти всей земли Суздальской». В этом стремлении было не одно честолюбие. Для медленного и упорного строительства земли в Суздале была нужна крепкая и постоянная власть. Поэтому и Андрей Боголюбский предпочитал тихое население Суздаля вечам Киевской Руси. Сделавшись Великим Князем Киевским, он не поехал в Киев, а правил им из Суздаля — пренебрежение к Киеву до сих пор ещё небывалое.

       Стремление к единовластию и ссора с дружинным и земским боярством погубили Андрея Боголюбского. В Петров день, 29-го июля 1175 года он был убит своими домочадцами. Смерть его вызвала смуты в Суздальской земле, осложнённые ссорой бояр и «лучших» людей с людьми «меньшими» — простонародьем, и недовольством старших городов, Ростова и Суздаля, против младшего Владимира, возвышенного Андреем. После продолжительных усобиц Ростиславичей и Юрьевичей, при происках и подмоге Рязани и Суздальских городов, Великим Князем сделался сын Юрия Долгорукого — Всеволод Большое Гнездо.

       При нём окончательно сложилась Суздальская Русь. Всеволод был осторожный и умный князь. Перед ним стоял пример убитого брата Андрея Боголюбского. Крепко отстаивая свою власть, он всё же соблюдал старину и держал в чести боярство и дружину. Победитель половцев и Рязани, он избегал войн, медлил вступать в битву, предпочитал уклониться от прямой встречи. Он был, как отец и брат, усердный храмостроитель.

       В 1212 году Всеволод умер. Он оставил после себя шесть сыновей, из которых особенно выдвинулись трое: Константин, Юрий и Ярослав — отец Св. Александра Невского. Умирая, Всеволод разделил княжение между своими сыновьями. Это вызвало усобицы. Младшие сыновья — Юрий и Ярослав отказались признать старшинство Константина. Константин призвал на помощь смолян и новгородцев с князем Мстиславом Удалым. Произошла сеча у урочища Липцы, на рассвете 23-го апреля 1216 года. Юрий и Ярослав были разбиты и бежали. Но Суздальская Русь не способствовала усобицам. Братья вскоре помирились, признав Константина великим князем. Но Константин не долго прокняжил и скоро умер. По его смерти в 1219 году Юрий занял великокняжеский стол, а Ярослав получил в удел Переяславль Залесский (где родился Св. Александр) и Тверь. Сыновья Константина сели в Ростове Великом и Ярославле. Обратно

       (4)  Общим пособием к событиям домонгольского периода служат: С. М. Соловьёв, «История России», В. О. Ключевский, «Курс русской истории», М. Любавский, «Древняя русская история до конца XVI в.», Д. Иловайский, «История России». Обратно

 

Глава I

       (1)  Полн. собр. Летоп. Том IV, под 1160 г. Обратно

       (2)  По новейшим сведениям, княгиня Феодосия, мать Св. Александра Невского, была половецкой княжной. Обратно

 

Глава II

       (1)  Полн. собр. Летоп. Изд. Арх. Комис. Том IV, стр. 27. Обратно

       (2)  Церковь Св. Власия, церковь Св. Мирона, построенная купцом Войгостом, церковь Св. Якова на Яковлевой улице, храм Св. Архистратига Михаила на Прусской улице, воздвигнутый боярином Михалком Степановичем и сыном его посадником Твердиславом Михалковичем, церковь Вознесения, построенная Милонегом, каменный храм в Детинце в честь Свв. Бориса и Глеба, построенный богатым новгородским гостем Сотко Сытиничем (по-видимому, героем былины о «Садко, богатом госте»). Обратно

       (3)  «Ивановское сто» было первым среди новгородского купечества и имело особые права. Пять его старост вместе с тысяцким вершили суд при всех спорах иноземных купцов с новгородцами. «Ивановское сто» ведало также мерами веса: «вощаныя скальвы, медные пуды и гривенку рублевую» и мерой длины — «Ивановский локоть». Для того, чтобы стать полноправным — «пошлым» — членом гильдии, нужно было внести 50 гривен серебра в товарищество и 211/2 гривны на церковь. Обратно

       (4)  Организация новгородского общества была следующей. Высший класс составляли  б о я р е,  владевшие капиталом и землями и ссужавшие деньгами купцов. Имея деньги, бояре занимали все высшие должности. Благодаря задолженности им других сословий, влияние бояр было очень значительно. Следующий класс составляли  ж и т ь и  л ю д и  — более мелкие капиталисты, и землевладельцы, не занимавшие высших должностей и иногда пускавшиеся в торговлю. Потом шло  к у п е ч е с т в о,  делившееся на гильдии, из которых высшей было «Ивановское сто». За купцами шли  ч ё р н ы е  л ю д и  — ремесленники, мелкие торговцы и рабочие.

       Вверху иерархической лестницы сельского населения Новгорода за боярами стояли  с в о е з е м ц ы,  обрабатывавшие собственные земли. Ниже их были  с м е р д ы,  т. е. крестьяне, жившие на государственных землях и платившие оброк. Под ними были  п о л о в н и к и,  и з о р н и к и,  к о ч е т н и к и  — крестьяне, обрабатывавшие частновладельческие земли. Ещё ниже были  з а к у п ы  — крестьяне, бравшие плату вперёд и становившиеся временно, до выплаты долга, рабами владельца земли. Ниже всех стояли о д е р н о в а т ы е  х о л о п ы,  т. е. полные рабы, ставшие таковыми или вследствие преступления, или невыплаты долга.

       Во главе новгородского управления стояли избранные вечем  п о с а д н и к  и  т ы с я ц к и й.  В их функции входило: сношение с иноземными государствами, суды и внутреннее управление. Во время исполнения обязанностей они назывались  с т е п е н н ы м и  (от «степени» — помоста, с которого они обращались к вечу). При отставке они получали название  с т а р о г о  посадника и тысяцкого. Тысяцкий был предводителем новгородского ополчения.

       Каждый конец имел своё вече. Каждый конец делился на две  с о т н и.  Сотни делились на  у л и ц ы.  Во главе их стояли  к о н ч а н с к и е,  с о т с к и е,  и  у л и ц к и е  с т а р о с т ы.  Во время войны каждая улица, сотня и конец составляли особую часть, входившую в ополчение.

       Помимо этих административных должностей и веча, в Новгороде был  с о в е т  г о с п о д,  — как бы новгородская высшая палата. В него входили: архиепископ, посадник, тысяцкий, сотские и кончанские старосты и старые посадники и тысяцкие. Взаимоотношения совета господ, посадника и веча с князем и распределение функций устанавливались особыми договорными грамотами. (См.: М. Любавский, «Древняя Русская История до конца XVI века». Москва. 1918 г., стр. 183—195.) Обратно

 

Глава III

       (1)  Полн. собр. Летоп. Том XV, стр. 344. — Во время ухода Ярослава Юрий пытался держать в Новгороде сына Всеволода. Но Всеволод во второй раз тайком сбежал в Суздаль, не снеся новгородских мятежей. Тогда разгневанный Юрий захватил Торжок, требуя у Новгорода выдачи постоянных застрельщиков противосуздальских мятежей. Он послал им послов с грозным предостережением: «Выдайте Якима Иванковича, Седилу Совинича, Вятка, Иванца, Родка; а еще ли не выдадите, а поил есмь конь Тферию, а еще Волховом напою». Но новгородцы целовали крест никого не выдавать и умереть за Св. Софию. Тогда Юрий пошёл походом на Торжок и разорил новгородские области. Обратно

       (2)  Полн. собр. Летоп. Том XV, стр. 350. Обратно

       (3)  Ibid, стр. 350. Обратно

       (4)  Ibid, стр. 351. Обратно

       (5)  Полн. собр. Летоп. Том VII, стр. 137. Обратно

       (6)  Полн. собр. Летоп. Том XV, стр. 357. Обратно

 

Глава IV

       (1)  Хронологические сведения о первом периоде жизни Чингис Хана довольно противоречивы. Время его рождения колеблется между 1155 и 1161 годами, а год Великого Курултая, провозгласившего его Великим Ханом, между 1187 и 1205 годами. Арабский историк Абулгази указывает на 1203 г., что кажется наиболее вероятным. Обратно

       (2)  В. Бартольд, «Туркестан в эпоху монгольского нашествия», СПБ, 1900 г., часть II, стр. 348—357. Вс. Иванов, «Мы», Харбин, 1926 г., стр. 84—88 и 96—100. Последняя книга даёт чрезвычайно интересные и художественно изложенные предания о молодости Чингис Хана. Обратно

       (3)  Полн. собр. Летоп. Том VII, стр. 129. Обратно

       (4)  Ibid, стр. 129. Обратно

       (5)  Полн. собр. Летоп. Том VII, стр. 130—132; том XV, стр. 338—342. Обратно

       (6)  Полн. собр. Летоп. Том VII, стр. 132. Обратно

 

Глава V

       (1)  Полн. собр. Летоп. Том XV, стр. 354. Обратно

       (2)  Ibid, стр. 358. Обратно

       (3)  Ibid, стр. 361. Обратно

 

Глава VI

       (1)  «Voyages tres curieux faits et ecrits par les RR P.P. Jean de Plan Carpin et N. Asselin envoyes en qualite de legats apostolique et d'ambassadeurs de la part du Pape Innocent IV vers les Tartares et autres peuples orientaux». La Haye, 1735, стр. 52—53. Обратно

       (2)  Марко Поло, Книга I, глава 54. (В. Иванов, «Мы», стр. 94). Обратно

       (3)  Полн. собр. Летоп. Том VII, стр. 141. Обратно

       (4)  Ibid, стр. 141. Обратно

       (5)  Ibid, стр. 142. Обратно

       (6)  Ипатьевская Летопись под 1240 г. Обратно

       (7)  Полн. собр. Летоп. Том XV, стр. 367 и 371. Обратно

 

Глава VII

       (1)  Акафист Св. Александру Невскому. Икос 4. Обратно

       (2)  Ibid, Икос 1. Обратно

       (3)  Ibid, Кондак 7. Обратно

       (4)  Ibid, Кондак 9. Обратно

       (5)  Ibid, Икос 10. Обратно

       (6)  Ibid, Икос 3. Обратно

       (7)  Ibid, Икос 2. Обратно

       (8)  Собр. Летоп., V, 187; I, 202; III, 54; IV, 38. Обратно

       (9)  Акафист. Икос 1. Обратно

       (10)  Ibid, Икос 2. Обратно

       (11)  Ibid, Икос 9. Обратно

       (12)  Ibid, Икос 5. Обратно

       (13)  Ibid, Икос 3. Обратно

       (14)  Полн. собр. Летоп. Том VII, стр. 142. Слова эти относятся к князю Василько Ростовскому, умученному татарами. Обратно

       (15)  Примечание отсутствует в оригинале.— Прим. Оформ. Обратно

 

Глава VIII

       (1)  Д. Иловайский. «История России», часть II, стр. 124—142. Обратно

 

Глава IX

       (1)  Повести о житии и храбрости благоверного и великого князя Александра (Историко-Лит. Хрестоматия В. Соколова и П. Борзаковского. Одесса, 1887 г., стр. 181). Полн. собр. Летоп. Том VII, стр. 147. Том XV, стр. 377. Обратно

       (2)  Ibid, стр. 182; стр. 147; стр. 377. Обратно

       (3)  Полн. собр. Летоп. Том VII, стр. 147. Обратно

       (4)  Ibid, стр. 148. Обратно

       (5)  Ibid, стр. 148. Том XV, стр. 378 и 379. Обратно

 

Глава X

       (1)  Повести о житии и т. д., стр. 183. Полн. собр. Летоп. Том VII, стр. 149. Обратно

       (2)  Полн. собр. Летоп. Том VII, стр. 150. Обратно

       (3)  Ibid, стр. 150. Обратно

       (4)  Ibid, стр. 150. Обратно

       (5)  Ibid, стр. 151. Обратно

 

Глава XI

       (1)  Полн. собр. Летоп. Том VII, стр. 151. Обратно

       (2)  Ibid. Том XV, стр. 386. Обратно

       (3)  Ibid, Том VII, стр. 152. Обратно

 

Глава XII

       (1)  «Voyages tres curieux etc.», стр. 10—11. Обратно

       (2)  Ibid, стр. 14; Д. Иловайский, «История России», ч. II, стр. 397. Обратно

       (3)  Полн. собр. Летоп. Том VII, стр. 156. Обратно

 

Глава XIII

       (1)  Полн. собр. Летоп. Том VII, стр. 156. Обратно

       (2)  Факт поездки Св. Александра в Орду не по собственному почину, а по приказу Батыя, утверждаемый житием, оспаривается многими историками. Если возникает противоречие между рассказом жития и историческим исследованием, то оно, в конечном итоге, разрешается верою или неверием, принимающими или отвергающими большую достоверность жития, чем изыскание человеческого ума. Однако, подходя к этому изысканию чисто рационалистически, нужно взвесить, есть ли вполне достаточные основания для отвержения, в том или ином вопросе, жития как исторического документа. В данном вопросе добровольной или принудительной поездки Св. Александра в Орду — не имеющего, впрочем, особого значения ни для его внутреннего облика, ни для его исторического пути — нужно сказать, что, рассматривая рассказ жития даже в порядке обычного исторического документа, нет достаточных оснований отвергать его истинность. Противоположное предположение не имеет за собой большого основания, ибо вся обстановка того времени делает вполне обоснованной и достойной доверия версию, что Св. Александр поехал впервые в Орду именно по приказу Батыя.

       Что касается до слов летописи «езди другое к Батыеви», то нужно заметить, что поездки в Орду передаются летописью неточно и с ошибками на несколько лет, чему можно привести несколько примеров. Сопоставляя хронологические даты походов Батыя и его участия в азиатских делах с постоянным упоминанием имени Св. Александра, как участника новгородских дел, как раз в тот период, когда он мог бы ездить к хану, очень трудно предположить, что Св. Александр был в Орде до 1247 года. Обратно

       (3)  Пролог. Книга I. Ноября 13-го дня. СПБ. 1895. Лист 101. Обратно

       (4)  Д. Иловайский. «История России», ч. II, стр. 395. Обратно

       (5)  Пролог. Лист 101. Обратно

       (6)  Описание мученической кончины Св. Михаила Черниговского и его боярина Феодора, помимо своего глубокого церковно-житийного значения, даёт также некоторые подробности приёма в Орде и тех обрядов, исполнять которые отказался Св. Александр. Поэтому приводим ниже это описание, как в известной степени дополняющее житие Св. Александра.

       Мученичество Св. Михаила — соперника Ярослава и Св. Александра на новгородском княжении — тем более замечательно, что предшествующая жизнь его не была героической. При приближении Батыя к Киеву Св. Михаил бежал в Угрию, оставив своё княжество обороняться собственными силами. Не князь, а киевский посадник Димитрий мужественно защищал город. Киев был взят и разграблен. Св. Михаил после многолетних скитаний за рубежом вернулся на Русь и поселился в Чернигове. Оттуда Батый вызвал его в Орду. Духовный отец князя — Иоанн — увещевал Св. Михаила и его спутника боярина Феодора не поклоняться идолам и не исполнять татарских очистительных обрядов. Когда Св. Михаил и Феодор дали это обещание, он благословил их на поездку и дал в путь запасные Св. Дары.

       По приезде Св. Михаила в Орду, татары, по установленному обычаю, стали принуждать его пройти между огнями, чтобы подвергнуться очищению, прежде чем предстать перед Батыем. Дойдя до костров, князь Михаил и Феодор отказались исполнить обряд. Оставив их на этом месте, татары послали к Батыю поведать ему о неповиновении русского князя. Батый «взъярився еси» и послал своего стольника Елдегу передать князю: «Отселе избери себе живот или смерть: аще повеление мое сътвориши, жив будеши и великое княжение свое все восприимеши, аще ли не пройдеши сквозь огнь и не поклонишися кусту и солнцу и идолом, то злою смертию умреши». Выслушав эти слова, князь Михаил повторно отказался исполнить обряд. Тогда Елдега угрожающе сказал ему: «Михаиле, ведаа будешь яко мертв еси». Св. Михаил отвечал: «Аз того хощу еже за Христа пострадати».

       Вокруг Св. Михаила и Елдеги собралась толпа. Среди неё был внук Св. Михаила молодой Ростовский князь Борис Василькович, сын умученного татарами Василька, и его бояре, которые приехали к этому времени в Орду за ярлыком. Борис, слыша слова Елдеги, с плачем стал убеждать деда исполнить приказ хана. Ростовские бояре, поддерживая своего князя, обещали принять епитимью за нарушение обета на себя и на всю свою волость.

       Тогда боярин Феодор, видя слёзы Бориса и слыша убеждения ростовских бояр, испугался, что его князь ослабеет духом, вспомнив о своей земле, жене и детях, и сдастся на их просьбы. Он начал убеждать Михаила, говоря: «Помнишь ли, Михаиле, слово отца своего духовнаго, аще учаше нас от Святого Евангелия? Рече бо Господь: иже хощет душу свою спасти, погубит ю; а иже погубит душу свою мене ради, той спасет ю; ...иже бо постыдится Мене и Моих словес в роде сем и Сын Человеческий постыдится его».

       Борис и ростовцы не переставали умолять Св. Михаила покориться хану. Тогда Св. Михаил снял с себя княжеский плащ, бросил его ростовцам и сказал: «Приимите сего света славу, аще вы ею хощете».

       Елдега, услышав, что увещевания не подействовали на князя, поскакал опять к Батыю. Св. Михаил и Феодор начали петь церковные песни и, взяв Св. Дары, причастились. В это время ростовцы закричали: «Михаиле, идут от царя убийцы убивати вас; поклонитеся и живы будете». Но Михаил и Феодор отвечали: «Не кланяевеся, ни слушаеве вас, славы ради света сего» и продолжали петь. Убийцы соскочили с коней, схватили Св. Михаила, бросили на землю и, держа за руки и ноги, стали топтать и бить по сердцу. Один христианин вероотступник, по имени Дамас, мечом отсёк князю голову. Потом они убили Феодора и бросили тела обоих мучеников в степи.

       Это случилось 20-го сентября, за неделю до смерти Ярослава в монгольских степях. Обратно

       (7)  Изречение 29 (В. Иванов, «Мы», стр. 92). Обратно

 

Глава XIV

       (1)  Voyage remarquable de Gullaume do Rubriquis, envoye en Ambassade par le roi Louis IX, en differentes parties de L'Orient: principalement en Tartarie et en Chine. La Haye, 1735, стр. 106. Обратно

       (2)  Плано Карпини, «Voyages tres curieux...», стр. 10, 11. Обратно

       (3)  Ibid, стр. 12. Обратно

 

Глава XV

       (1)  Полн. собр. Летоп. Том XV, стр. 396. Обратно

       (2)  Собр. Летоп., I, 202; III, 54; IV, 38. Обратно

       (3)  Полн. собр. Летоп. Том VII, стр. 159. Обратно

       (4)  Татищев высказал предположение, что Сартак послал орду на Андрея по проискам Св. Александра, обиженного неправильным разделом княжений. Карамзин считал это вымыслом Татищева. Позднейшие историки (напр., Соловьёв, Иловайский и др.) присоединяются к мнению Татищева. Беляев подверг этот вопрос особому исследованию (Великий Князь Александр Ярославович Невский, Временник об И. и Др. 4, 18), придя к выводам, обратным выводу Татищева.

       На чём основывается обвинение, выставленное Татищевым и поддержанное другими историками? На том, что Св. Александр был в 1252 году у Сартака (причём в летописи не указано — до, во время или после нашествия Неврюя), что он был обижен Андреем, что до нас дошли слова Андрея: «Доколе будем наводить друг на друга татар». Эти слова предполагают факт жалобы. Но от кого она исходила? На это нет указаний, и остаётся делать на этот счёт предположения. Татищев, а за ним и другие предполагают, что жалоба исходила от Св. Александра. Между тем, если сопоставить другие события того времени, то все данные побуждают дать на это иной ответ. В 1250 году Андрей сел на Владимирское княжение, на котором до этого времени был его дядя Святослав Всеволодович. Суздальская летопись (Собр. Летоп., I, 202) говорит об этом: «Прогна Андрей Святослава, а сам седе». В 1250 году Святослав поехал в Орду. Князь, управляющий своим княжеством, мог ехать в Орду за льготами или по вызову хана. Князь, лишившийся удела, мог ехать только с жалобой. Единственной целью поездки Святослава в Орду могла быть жалоба на племянника и попытка получить ярлык. По всей вероятности, у Святослава были сторонники в самом Владимире, которые и могли донести хану о замышляемом Андреем, при поддержке Даниила Галицкого, восстании, чтобы этим помочь своему князю вернуть княжение. Суздальская летопись относит смерть Святослава к 1252 году, т. е. как раз к году нашествия Неврюя. Таким образом, если Святослав и добился ярлыка на Владимирское княжение, то после бегства Андрея он не мог стать великим князем, и единственным преемником остался Св. Александр. Поэтому, если считать, что нашествие Неврюя было вызвано жалобой русского князя, то все данные указывают, что эта жалоба исходила от Святослава, а не от Св. Александра.

       Исторические данные об источнике жалобы настолько смутны, что строить на них предположения можно лишь исходя из психологии князя, что и делают в данном случае историки. Многие князья наводили татар на Русь, поэтому почему-то считается «логичным» предположить, что это должен был сделать и Св. Александр. К этому нужно прибавить общую тенденцию рационалистического низведения всех явлений на степень поступков обычного человека. Поэтому, если бы Св. Александр был обычным князем, то предположение, что он навёл татар на Русь, было бы более вероятным, всё же оставаясь лишь предположением. Но всё дело в том, что Св. Александр не был обычным князем, и это можно утверждать не только на основании церковного на него взгляда, но на основании чисто рационалистического, беспристрастного подхода. Вся его деятельность, завершившаяся поездкой в Орду для отвращения нашествия и связанной с большой личной опасностью, делает возможность наведения татар настолько на него непохожей, что нужно было бы с серьёзной критикой и недоверием подходить к явно и определённо выраженному об этом известию летописи, если бы таковое существовало. Многие же историки делают как раз обратное: на основании известий, из которых никак не следует, что Св. Александр был виновником нашествия, они высказывают это обвинение совершенно определённо. При этом они исходят из психологии обычного честолюбивого князя, приписывая эту психологию Св. Александру. Между тем, вся жизнь Св. Александра (не лишённая поступков, которые были нормальны в то время, но которые кажутся нам жестокими, как, например, кара восставшим новгородцам) и всё дело его жизни не могут быть объяснены в свете этой обычной психологии. Они явно указывают на иной облик, на иное сознание, на иную психологию. Приняв же эту психологию, нужно отвергнуть и предположение Татищева, не подкреплённое историческими данными, но всецело построенное на отдельных свидетельствах летописи, которые могут создать обвинение лишь при особом подходе к этому вопросу путём приписывания Св. Александру тех настроений, которые ему совершенно чужды и которые противоречат всему его облику. Обратно

 

Глава XVII

       (1)  Н. Я. Аристов. Историко-Литературная Хрестоматия. Стр. 434—437. Обратно

       (2)  Ibid, стр. 439—440. Обратно

       (3)  Ник. Летоп. 6748—1240. Обратно

 

Глава XVIII

       (1)  Проф. Голубинский, «История Русской Церкви». Обратно

       (2)  Рубриквис. «Remarquable voyage etc.», стр. 119. Обратно

 

Глава XIX

       (1)  Интересное сравнение Св. Александра Невского и Даниила Галицкого см. в статье Г. Вернадского: «Два подвига Св. Александра Невского» (IV Евразийский Временник, Берлин, 1925 г.). Обратно

       (2)  Полн. собр. Летоп. Том XV, стр. 397. Обратно

 

Глава XX

       (1)  C. M. Relations de pais orientaux de Marc Polo Venetien, Livre II, ch. XXII, стр. 81; В. Иванов, «Мы», стр. 163. Обратно

       (2)  Сананг Сетсен (В. Иванов, «Мы», стр. 86). Обратно

 

Глава XXI

       (1)  Полн. собр. Летоп. Том VII, стр. 160. Обратно

       (2)  Ibid, Том XV, стр. 398. Обратно

       (3)  Ibid, Том VII, стр. 160. Обратно

       (4)  Ibid, Том XV, стр. 399. Обратно

       (5)  Ibid, Том XV, стр. 399. Обратно

       (6)  Ibid, Том VII, стр. 161. Обратно

 

Глава XXII

       (1)  Летопись под 1257 годом (М. Любавский, «Древняя Русская История до конца XVI века», стр. 154). Обратно

       (2)  Полн. собр. Летоп. Том VII, стр. 162. Обратно

       (3)  Полн. собр. Летоп. Том XV, стр. 401. Обратно

 

Глава XXIII

       (1)  Полн. собр. Летоп. Том XV, стр. 402. Обратно

       (2)  Полн. собр. Летоп. Том VII, стр. 162; том XV, стр. 402. Обратно

       (3)  «Повести о житии и храбрости»... стр. 185. Обратно

       (4)  Полн. собр. Летоп. Том VII, стр. 164. Обратно

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

       (1)  Житие передаёт следующие случаи исцеления в период 1380—1571 гг. У раки Св. Александра прозрели две слепые женщины. Хромой, имевший сухую ногу, начал ходить. Расслабленный стал снова владеть руками и ногами. После молебна у раки исцелились два инока Рождественской обители, а также сыновья бояр Истома Головнин и Симеон Забелин. Живший в обители чернец Терентий и два крестьянина, одержимые беснованием, были насильно приведены к раке и исцелились. Обратно

       (2)  В 1572 году бесноватый Феодул был привезён в обитель и получил исцеление. В том же году прозрела слепая женщина из пригородного владимирского села Красного. Обратно

       (3)  Последним исцелённым был крестьянин Владимирского уезда из монастырской деревни Угрюмовой по имени Афанасий Никитин. Исцеление произошло 10-го марта 1706 года. Обратно

       (4)  Проф. Е. Голубинский. «История канонизации святых в русской Церкви». Сергиев Посад, 1894 г. Стр. 41. Обратно

       (5)  Ibid, стр. 64. Обратно

       (6)  Ibid, стр. 65. Обратно

       (7)  День памяти Св. Александра Невского несколько раз менялся: в 1724 г. было повелено праздновать 30-го августа; в 1727 г. — по-прежнему 23-го ноября, в 1730 г., снова и уже окончательно, 30-го августа. В настоящее время Церковь празднует, наряду с 30-м августа, также и 23-го ноября, но главным праздником считается 30-е августа. В этот же день совершается престольный праздник Церквей, воздвигнутых во имя Св. Александра. Обратно

 


По книге Н. А. Клепнина Святой и Благоверный Великий Князь АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ, Москва, «СТРИЖЕВ» 1993 г. (Напечатано по тексту «YMCA PRESS», Париж, 1927 г.)

На заглавную страницу