Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

 

Глава XI

ДВА главных противника Новгорода — шведы и меченосцы — были отражены и на время отступились от нападений. Оставался третий враг — воинственная и полудикая Литва.

       И шведы, и орден выставляли собранную воедино рать. Поражение этой рати означало и поражение противника, наступление — если не мира, то многолетнего перемирия.

       Иначе было с Литвой. Разделённая на множество мелких княжеств, она делала набеги на Русь небольшими сравнительно отрядами. Эти отряды появлялись из литовских лесов перед тем или иным русским городом, иногда захватывали его и грабили окрестности. Потом они снова скрывались в леса. Если русские князья настигали такой отряд и уничтожали его, то это не прекращало набегов. Один литовский князь или несколько литовских князей, соединившись вместе, снова приходили на Русь.

       Постоянная борьба с Литвой отличалась от борьбы с орденом и шведами. В ней не было угрозы иного мира и иной культуры. В ней не было и трагического ожидания битвы, как на Неве или у Вороньего камня. Борьба была постоянно тянущейся партизанской войной. Она постепенно обескровливала землю. Как в Киевщине набеги степных кочевников, так и набеги Литвы делали жизнь населения неспокойной и неустойчивой. В опасные для Новгорода времена этот скрытый в лесах враг становился серьёзной угрозой, ослабляя Новгород и укрепляя других, более сильных врагов.

       Все новгородские князья вели постоянную войну с Литвой. Это вошло в новгородскую княжескую традицию, как и война с меченосцами.

       Памятниками этой постоянной войны остались до наших дней могилы в монастырских склепах и кресты на деревенских погостах Печёрского края, воздвигнутые над «убиенными от Литвы» в 13—15 веках.

       Св. Александру Невскому пришлось оборонять русскую землю и от этого врага. Постоянные набеги литовцев особенно усилились в 1242 году, в следующее за Ледовым побоищем лето.

       «В то же лето,— говорит летопись,— умножишася языка Литовьскаго и начаша пакостити во области великаго князя Александра» (1).

       Св. Александр пошёл на Литву. С новгородской ратью он разбил один за другим семь литовских отрядов, проникших на новгородскую землю. Новгородцы ловили уцелевших от разгрома литовцев и, озлобленные на них, уводили в плен, привязавши к хвостам коней. Этот быстрый разгром прекратил литовские набеги. «Оттоле начаша блюстися и трепетати имени его» (2).

       Несколько лет за Ледовым побоищем и поражением Литвы прошли спокойно. Постоянные враги Новгорода — шведы, орден и литовцы — примолкли. Мир был и в Новгороде. За это время не было слышно ни о мятежах, ни ссорах с князем. Этот редкий случай в новгородской истории свидетельствует и о крепкой связи с Новгородом, и об особенности его исторического пути. Как новгородский князь Св. Александр принимал участие в управлении Новгородом. В тяжёлые дни постоянной войны с многими врагами от внутреннего состояния княжества зависела его внешняя сила и его способность к обороне. Прошедшие века выделяют Св. Александра из всех живших в то время. Имена его политических противников — новгородцев — забыты. Над сплетением новгородских партий мы видим только его ясный и прямой взгляд, ведущий Россию по правильному историческому пути. На этом пути он постоянно сталкивался с непониманием, ослеплением своими местными интересами и личным упорством. При сознании правильности пути особенно трудно уступать находящимся в заблуждении. Есть исторические деятели, всегда шедшие напролом. Св. Александр не принадлежал к их числу. В нём есть особое соединение ясного и прямого пути, непреклонно идущего к своей цели, и одновременно большой гибкости и умения уступать. Мы увидим дальше, что были столкновения Св. Александра с Новгородом, когда он становился непреклонным и делался противником Новгорода вплоть до угрозы ратью. Но годы длительного мира после шведской и орденской войн свидетельствуют о гибкости Св. Александра, о его умении уступать, если эти уступки можно было делать.

       Эти годы внутреннего спокойствия отмечают лишь краткие сведения о жизни княжеской семьи и о литовских набегах.

       В 1244 году, 5-го мая, скончалась мать Св. Александра княгиня Феодосия Ярославна, жившая в Новгороде. Перед смертью она была пострижена в монашество при монастыре Св. Георгия с именем Ефросинии и погребена в том же монастыре, рядом со своим сыном князем Феодором.

       В 1245 году Литва снова совершила набег на новгородские владения. Несколько литовских князей, соединившись вместе, прошли до Бежецка и Торжка. Жители Торжка со своим князем Ярославом Владимировичем выступили против них и были разбиты. Литовцы захватили большой полон и повернули назад в Литву. Этот набег поднял всю северную Русь. Тверичи, дмитровцы и новоторжцы погнались за уходившею с полоном Литвою и разбили её под Торопцом. Литовские князья со своей ратью скрылись за стенами города. Русские обложили город. Наутро после этой сечи к Торопцу подошёл с новгородцами Св. Александр. Взяв приступом город, он отнял у литовцев весь полон. В этой сече пало восемь литовских князей.

       Здесь, под стенами Торопца, у Св. Александра вышло разногласие с новгородцами. Новгородцы считали, что поход кончен. Но Св. Александр знал, что поражение одного литовского отряда не избавит Новгород от дальнейших набегов. После длительных споров князя с посадником и воеводами новгородская рать разделилась. Новгородское ополчение и владычин полк с посадником и тысяцким вернулись в Новгород, а Св. Александр со своей княжей дружиной пошёл в литовские пределы.

       Войдя в Смоленскую землю, он встретил Литву под Жижичем и разбил её. На обратном пути он встретил другую рать под Усвятом. «Поиде к Новугороду в мале дружине,— говорит летопись,— и срете ину рать, и бися с ними, и ту ему Бог поможе изби их, а сами прииде здоров и вся воя его» (3).

       Разгром литовцев не на новгородской земле, а в литовских лесах надолго прекратил набеги. Эта война, как и все войны Св. Александра, была оборонительной по существу, но наступательной по действиям. Военные действия Св. Александра отличает быстрота и стремительность. Он не ждал врага, но сам шёл на него, и, вступив в войну, он доводил её до конца, до окончательного поражения противника, которое на долгое время могло обеспечить мир, прекратив возможность нападений.

———

Примечания:

       (1)  Полн. собр. Летоп. Том VII, стр. 151. Обратно

       (2)  Ibid. Том XV, стр. 386. Обратно

       (3)  Ibid, Том VII, стр. 152. Обратно

 

Глава X     Содержание     Глава XII


Пo книге Н. А. Клепнина Святой и Благоверный Великий Князь АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ, Москва, «СТРИЖЕВ» 1993 г. (Напечатано по тексту «YMCA PRESS», Париж, 1927 г.)

На заглавную страницу